МЕТОД АБРАМОВИЧ: ПЕРФОМАНС — КОЖА И КРОВЬ

марина абрамович. интервью. читать онлайн. плацкарт.

В искусстве процесс важнее результата. Марина Абрамович поняла это в четырнадцать лет, когда отец купил ей масляные краски. Она не знала, как ими пользоваться, поэтому попросила друга отца научить ее. Он положил холст на пол, вылил на него краску и подорвал его. Именно это и повлияло на Абрамович, которая в итоге посвятила всю свою жизнь изучению отношений между художником и зрителем, изучению собственного тела и возможностей ума. Марина Абрамович вписана в мировую историю как мастер перформанса. Чтобы стать центром внимания, ей пришлось целиться в сердце своего зрителя.

марина абрамович. интервью читать. плацкарт.
«Ритм 10» | Ph.: scene360.com

КРОВЬ, КОЖА, НОЖ

Марина Абрамович выросла в семье военных. Ее родители были югославскими партизанами: мать — майор армии, отец — национальный герой, защищающий Сербию во времена Второй мировой войны. Пока родители Абрамович занимались собственной карьерой — они состояли в Коммунистической партии, которой в то время руководил маршал Тито, — ребенка воспитывала бабушка.

«Бабушка ненавидела коммунизм и Тито. Она была чрезвычайно духовна, поэтому, пока мне не исполнилось шесть лет, я проводила большую часть времени с ней в церкви. Мой двоюродный дедушка (патриарх Варнава. – Авт.) был провозглашен святым, поэтому у меня была семья, которая смешала ортодоксальную религию и коммунизм, а он противоречив сам по себе. Я выросла в этом противоречии, и моя работа выражает это лучше всего. В то время меня учили не думать о своей личной жизни. Меня учили всему, что имеет значение для достижения высокой цели», — рассказывала Абрамович в интервью писательнице Елене Куэ[*].

Все это повлияло не только на художницу, которая кроме всего прочего научилась у родителей героизму, дисциплине, самообладанию и духовности, но и на ее творчество. Не подготовленному зрителю может показаться, что с аудиторией Абрамович взаимодействует посредством весьма специфических методов. Материалом для перфомансов служит ее собственное тело.

Читай также статью о Франческе Вудмен — как стать известной в 22 года.

В перфомансе «Ритм 0» Абрамович подвергла себя пыткам со стороны зрителей. На столе она разложила 72 предмета: мед, масло, перо, пистолет с одним патроном, ножницы, скальпель, хлыст и прочее. Желающие могли использовать эти вещи, чтобы доставить удовольствие или причинить художнице боль. Позже Марина вспоминала, что во время эксперимента она чувствовала реальное насилие и агрессию со стороны аудитории — ее могли застрелить. И это едва не произошло, если бы один из зрителей не выхватил у другого возбужденного участника «шоу» пистолет, который тот приставил к голове художницы.

Перфоманс длился шесть часов. Все это время Абрамович сидела неподвижно на стуле.

«Я впервые обнаружила на своей голове седые волосы, когда мне было двадцать пять лет — после выступления на «Ритм 0». Тогда меня чуть не убили. С тех пор я решила, что мне не нравятся седые волосы», — говорила Марина Абрамович.

марина абрамович. интервью. читать онлайн. плацкарт.
«Ритм 0» | Ph.: scene360.com

В своих перфомансах Абрамович нередко использует ножи и огонь, с помощью которых испытывает терпение публики и определяет свой собственный предел. В перфомансе «Ритм 10» она в очередной раз подвергла себя опасности. Художница разложила на полу двадцать острых ножей, которые она последовательно использовала, втыкая их между пальцами левой руки («Игра с ножом»). Нож Марина заменяла после каждого пореза. Происходящее записывалось на магнитофон. Когда эксперимент закончился, она прослушала запись, после чего повторила эксперимент.

«Я никогда не была заинтересована в насилии как таковом. Мне нравится показывать боль перед аудиторией, потому что в нашей жизни мы боимся боли, смерти и страданий. Понимая боль, вы освобождаетесь от страха перед ней. Вот в чем идея. В старых культурах каждая церемония включает в себя физическую боль, поскольку она является дверью к возвышенному сознанию, которая открывает ваш ум по-другому», — объясняла Абрамович, отмечая, что перед аудиторией кровь становится цветом, кожа становится холстом, нож становится инструментом.

Знакомься также с фотографом Дианой Арбус. Ее методами и снимками.

Часть перфомансов Абрамович проводила полностью раздевшись. Для нее обнаженное тело — естественное состояние человека. В 1970-х художница в музее Соломона Гуггенхайма в течение семи дней проводила представление. В нем она выступала обнаженной.

«Я думаю, что эротизм важен, потому что основная энергия, которую мы имеем в нашем теле, — сексуальная. Только нам решать, как мы трансформируем эту энергию. Она может быть преобразована через насилие, войну, убийство, нежность, любовь или духовность. Все зависит от того, как мы используем эту энергию, но фундаментальная, сырая энергия, является сексуальной. Секс так же важен, как и еда. Вы должны хорошо питаться и иметь хороший секс», — считает Абрамович.

Ее эксперименты посвящены изучению человека. Его психологическим и физиологическим аспектам. Благодаря им Абрамович пытается подлинно определить сущность людей: как они будут поступать в стрессовых ситуациях. Посредством искусства, творцы заглядывают в глаза зрителей. Такой, кстати, была одна из экспозиций Абрамович, которую она провела в 2010 году в Музее современного искусства в Нью-Йорке. В галерее друг напротив друга стояли два стула. На одном сидела художница, на втором — зритель. Экспозиция называлась «В присутствии художника» и длилась 736 часов 30 минут. За это время она посмотрела в глаза 1500 человек.

«Моя цель в жизни — рассказать о том, что я делаю. Если у меня есть, что показать, есть задача, — то я ощущаю себя солдатом. Я всегда была солдатом», — отвечала Абрамович в интервью Джонни Адамсу[*].


Текст: Паша. Перевод: Аня.