ИНТЕРВЬЮ С ПОЛИЦЕЙСКИМ: ПСИХОПАТЫ, ЗАДЕРЖАНИЯ, АТО


Два абсолютно разных человека: один охраняет покой в домах, другой — на улице. О специфике работы, профдеформации, трупах и задержаниях «плацкарту» удалось узнать в Управлении полиции охраны Днепропетровской области, а также у полицейского, который пожелал остаться инкогнито.

днепр. полиция. интервью.

I. ПОЛИЦИЯ ОХРАНЫ

— Чем занимается именно ваша структура?

— Мы занимаемся инкассацией, охраной физических лиц, охраной квартир. У нас под защитой больше семи тысяч объектов. В доме или квартире устанавливается сигнализация и, в случае взлома, наши группы ГБР (Группа Быстрого Реагирования, прим. ред.) выезжают на место и задерживают преступника.

— Каков сейчас процент раскрываемости грабежей?

— По статистике за пять месяцев, 42 % всех преступлений — квартирные кражи. Раскрываемость — 58 %. То есть шансы на то, что грабителя найдут — есть, хоть и небольшие. В этом году с 5185 выездов, задержаны 2420 человек.

На данный момент есть два вида воров: гастролирующие и профессионалы. Гастролирующие бомбят любую квартиру, которая показалась им обустроенной. Профессионалы, как правило, какое-то время наблюдают за объектом. Ставят уловки. Например, вкладывают в двери прессу, заклеивают ниточки. За потенциальной жертвой они следят даже через инстаграм. Скажем, если человек пять минут назад скинул фотографию из Турции — грабителю это только на руку.

— Сейчас распространено нападение на инкассаторов. Какие меры предосторожности применяются в таких случаях?

— В 2014 году погибли четыре человека — два работника банка и два наших инкассатора. В машину ребят несколько раз выстрелили из гранатомета. Люди сгорели заживо. При том, что маршруты не разглашаются и всегда меняются, за машиной следили. Преступников не нашли. Меры предосторожности? Все машины бронированы, инкассаторы с автоматическим оружием, в случае чего, готовы отстреливаться. Но выдержать выстрел из гранатомета они не могут.

— Техника безопасности. Как наказывают полицейских за пренебрежение оной?

— Наказывают строго. Потому что неизвестно, едешь ты на сработку, или к преступнику, который ждет тебя с обрезом. После АТО количество незарегистрированного оружия увеличилось в разы. В Днепре за неделю находят по три гранаты. Полицейские сейчас ходят в броне четвертого класса. И снимают жилет только находясь в машине, или во время обеда. Поэтому за пренебрежение наказывают или взысканием, или увольнением. В зависимости от ситуации.


— Есть ли какие-то суеверия связанные с вашей работой?

— У нас обычно так: если летом кондиционер не шумит, значит, будет жарко. (Смеется.)


II. ПОЛИЦЕЙСКИЙ

— «Казнить нельзя помиловать». Какой метод правосудия выберет современный полицейский?

— Помиловать. Естественно, речь идет не о преступлении, а о правонарушении. Все зависит от мотивации и отношения гражданина к ситуации. Если, например, какой-то водитель припарковал свою машину в неположенном месте, и при этом ведет себя, как «король мира», он однозначно будет оштрафован. А если человек все понимает и отдает себе отчет в происходящем — то и методы воздействия самих полицейских будут более лояльны.

Я долго думал, как объяснить человеку, который не знает законодательства, что можно, а что нельзя. Потом понял:


права человека заканчиваются там, где начинаются права другого.


Случались ли на сменах какие-то истории из ряда вон выходящие?

— Недавно была ситуация, которая наглядно демонстрирует менталитет наших граждан. Между мужчинами произошел бытовой конфликт на почве ревности. Ситуация, скажем так, распространенная. Скорая увезла потерпевшего с ножевым ранением в области сердца. Как впоследствии сообщили медработники, до сердца не хватило 0,5 см. Но интересно вот что: звонок на 102 от женщины, из-за которой произошла ссора, поступил только через три часа после случившегося. Вот вам и менталитет.

А как-то приехали на пожар. На месте узнали, что мужчина со справкой 7Б, поджёг квартиру, в которой находится двое детей. При этом когда мы заезжали во двор, разминулись со скорой, забравшей жену подозреваемого — у нее множественные ножевые ранения. Затем приехали МЧС. Выбили окно. Я вошел в квартиру. Из-за дыма — 10 см и ничего не видно. Как-то на ощупь я нашел лежащего на полу человека. Я сразу подумал, что он надышался и отключился. В целях безопасности я все равно надел на него наручники и на себе вытащил из квартиры. Но когда мы оба оказались на лестничной площадке увидел, что стою весь в крови. Мужчина перерезал себе горло до самого позвоночника. Детей в квартире не оказалось.

Мы также пообщались с СУДМЕДЭКСПЕРТОМ, который рассказал о туберкулезе, отрубленных конечностях и суициде.

Как происходит процесс задержания?

— Сначала мы созваниваемся с больницей, в которую доставляют пострадавшего. Они информируют нас о тяжести преступления. Например, если потерпевший погиб, то классифицировать преступление можно по статье 115 УК, то есть умышленное убийство (лишение свободы от пяти до пятнадцати лет). Таким образом, мы определяем, какой опасности можем подвергнуться на задержании.

Степень физического влияния на любого человека определяется его психологическим поведением. То есть насколько он агрессивно себя ведет, использует ли какие-то посторонние предметы или оружие. В разных ситуациях применяются разные спецсредства. К слову, использование той же дубинки — это увеличение рабочей дистанции. Если на меня движется человек с ножом, то по закону я могу уже использовать огнестрельное оружие. Но я этого делать не буду. Я возьму дубинку и нанесу один-два точечных удара по рукам злоумышленника для того, чтобы выбить оружие. Этого будет достаточно. И кстати, в черте города использовать огнестрел нельзя. Исключение — какие-то ситуации из ряда вон выходящие.

— Как идентифицируют и куда девают отрубленные конечности?

— Поступают заявления от родственников или из больниц, что пропал такой-то человек. Устанавливается возраст, пол, цвет волос, особые приметы — татуировки, шрамы — затем связываются с заявителем, и происходит процесс опознания.

В период следственных действий конечности находятся в морге, в холодильнике. А потом их утилизируют с помощью печей или специальных кладбищ.

Как вашей работы касается профессиональная деформация?

— Никак. Сказывается опыт прошлой службы.

— Прошлая служба?

— АТО. Сектор «М», сектор «Б». Практически вся территория от Мариуполя до Старобешево.

— После АТО ценность жизни возросла?

— Она не возросла, но стала хотя бы немного понятней.

— У вас есть семья?

— Нет. Я люблю этот город [Днепр], люблю эту страну. И хочу [в будущем] спокойно выпускать своих детей на улицу. Не потому что я рядом, а потому что в городе тихо и спокойно.


Страница автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *